Литературный портрет

Захарченко Юрий Георгиевич

 

 

   Захарченко Юрий Георгиевич родился в 1947 году деревне Проспихино Кежемского района Красноярского края. С детства много читал, играл в шахматы, особенно увлекали Юрия творческие занятия: рисование, работа с деревом – выпиливание лобзиком, выжигание. После школы мечтал стать художником или архитектором.
Но судьба распорядилась иначе: в 1966 году он поступил в Красноярский политехнический университет, на строительный факультет и успешно его закончил. В 1979 году принимал участие в строительстве г. Усть-Илимска. В начале 80-х годов Юрий Георгиевич приехал в г. Кодинск, стал работать инженером, увлекся скульптурой из природного материала.

          Способность к рисованию помогала Юрию уви¬деть в причудливой форме корней деревьев, березового нароста сюжет, фигуры и умело их вырезать. В то же время он начал писать стихи, это тоже результат выражения его творческого начала.

 

 

 

Не отдай своё сердце другому

Не отдай своё сердце другому
Я к тебе сквозь снега и дожди
И разлуки бездоннейший омут
Свои руки тяну: — Подожди!
Не отдай своё сердце другому.
Снег визжит под ногами щенком,
По углам тишину разгоняя.
Сжалась боль моя в горле комком,
От себя ни на шаг не пускает.
Память прошлым крадётся за мной,
Слышу шёпот его за спиною.
Спорят звуки шагов с тишиной,
Я же мысленно спорю с тобою.
Сколько лет затянувшийся спор
Нескончаемой тропкою вьется,
То начнётся вдруг наш разговор,
То опять ненадолго прервётся.
Помнишь?.. Знаешь?.. Зачем?.. Почему?..
Бесконечную россыпь вопросов
Между нами сквозь годы и тьму
Ветер памяти снова проносит.
Темнотой занавесила ночь
Город, улицы, лес за пригорком…
И никто нам не в силах помочь,
Прекратить разговор этот горький.
От тебя мне никак не уйти,
Где б я не был, в пути или дома.
Потому и шепчу: — Подожди!
Не отдай своё сердце другому!

 

Светлой памяти моей матери

 

Светлой памяти моей матери
Мне не хватает матери моей,
Хотя и сам я дедом стал недавно…
Нет в мире образа роднее и светлей,
Чем образ мамы…
Он на всей Земле для каждого — единственный и главный.
Уйдя из жизни, мама унесла
С собою в мир и тайный, и печальный
Весь мой запас сыновнего тепла,
Чем был богат я с детства, изначально.
Я был богат! Был сыном, пацаном, при ней я чувствовал себя мальчишкой.
Пусть жизнь не раз показывала дно, даруя щедро синяки и шишки.
Теперь я — сирота… И мамы руки,
Что были берегами для меня,
Что никогда не ведали о скуке,
Меня не смогут никогда обнять.
С души не снимут горя и печали,
Коснувшись моей ласковой руки,
Не потеребят кончик старой шали
И не смахнут слезинки со щеки…
И не склониться мне уже над ней,
И не коснуться щёк её губами…
Она не взглянет больше на детей
Небесными и добрыми глазами…
Вся жизнь вдруг стала для меня темней.
Мне не хватает матери моей.

 

пр

 

 

Валентина Евгеньевна Ткачёва

 

SL373776

Родилась и выросла Валентина в Архангельской области. После окончания техникума переехала в Белоруссию, там же вышла замуж, родила двоих детей, работала, помогала родственникам.
Всё было более менее устроено, но Валентина Евгеньевна вдруг поняла, что надо встряхнутся, надо срочно поменять что-то в жизни.
А Валю всегда тянуло на север, в Сибирь. Наткнувшись в газете на заметку о Богучанской ГЭС, написала – откликнулись, позвали, и так семья Ткачёвых в 1985 году из Белоруссии перебралась в город Кодинск. Здесь же начала по – серьёзному писать стихи….

Моим землякам

Я к вам, земляки, обращаюсь с поклоном
Простите нас всех, кто с родимой земли
Уехал когда-то юнцом несмышленым,
И жил эти годы от всех вас вдали.
Промчались года, жизнь подходит к закату,
И с каждым днём тянет сильнее домой,
Туда, где мы все появились когда-то,
Где каждый земляк несказанно родной.
И каждому хочется мне поклониться,
Обнять и спасибо большое сказать,
За то, что приехать могу причаститься,
И силу родимой земли в себя взять.
За то, что деревни остались живые,
За то, что озёра, как прежде чисты,
А в поле всё те же цветы полевые,
А через речку стальные мосты.
Спасибо за то, что вы дома остались,
Родительский дом для детей сберегли.
С родимой землёй, вы, как мы не расстались
И участь свою достойно несли.
Я не могу сказать вам больше,
Чем вам мои стихи сказали.
Живите дольше, живите дольше,
Живите дольше, без печали.

 

На злобу дня

Переступив морали край
Девицы все из Пуси Райт
Поправ святые чувства наши
На алтаре, как ведьмы, пляшут.
Девицам этим невдомёк,
Что час расплаты недалёк,
Когда усвоили урок,
Что с этим борется Восток.
И пусть защитники девиц
Из всех давно известных лиц
Их защищать поостерегутся,
Иначе сами обожгутся.
Народ поднимется на бой,
Не даст глумиться над собой
И под святынями Христа
Тем, у кого душа пуста.
Когда настигнет их болезнь,
То будет весть от Бога:
«За то, что гадили вы здесь
Вам в ад теперь дорога!»

 

 

пр

Евгений Копытов

SDC10510

             Евгений родился в 1958 году в с. Кежма Кежемского района Красноярского края. С детства увлекался музыкой. По отцовской линии корни напрямую связаны с родом Голицыных, с родовой усадьбой в Нижеломовском районе Пензенской области. Всегда был увлечен поэзией, но сознательное творчество появилось к более зрелым годам. Лиричности учился у Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока. Не принадлежал ни к каким поэтическим течениям, оставив за собой органический образ.

Зона затопления

Я хочу рассказать о своём,
О своём, дорогом и близком.
По дороге промозглой и склизской
Я вернулся в родительский дом.
Что же вижу? Пустырь без конца.
И печали — такая безбрежность.
Где же ты, материнская нежность,
Где суровая правда отца?
Где наш дом, что стоял в тополях,
Где наш дом со ставнями скромными?
Только вороны в отчих полях
Ищут жертву какую бездомную.
Помню я, мы прощались с тобой,
Наша бабка, как в жизни ведется,
Все углы окропила водой,
Все надеялась, может, вернется.
И теперь в пепелище свай
Я скажу, ничего не прощая, —
Умерла наша бабушка в май,
Как о сгибшем, о доме скучая.

 

Богучанская ГЭС

Эй, вы, пришлые,
Эй, заезжие,
Жизнью битые,
К жизни резвые.
На деньгу свою в сильной жадности,
Жить хотите вы в счастье, в радости.
И опять народ тяжко крестится.
И вовсю река болью теснится.
Забрела беда и, как пьяная,
Берега ее окорябала.
Души здешних мест волей славились,
А теперь они окрававились.
Не утихнет боль,
Раны-рытвины
Унесем с собой,
В землю врытые.
Будет здесь светить,
Да не божий храм…
Бог-отец — судья,
Разберётся там.

 

пр

 

Александр Максимович Печёнкин

 

SDC10524

            Родился Александр Максимович в 1937 году, в Курской области, в семье крестьян. Работать начал с 17 лет, после окончания школы ФЗО в г. Свердловске. Среднее образование получил в 1957 году, мечтал о высшем. И в 1960 году, уже взрослым человеком, поступил в Ленинградский институт железнодорожного транспорта. Потом жизнь побросала его по стране, он жил и работал в Забайкалье, Хакасии, Иркутской области. Довелось Александру Максимовичу участвовать в строительстве четырёх железных дорого, последняя — Усть-Илимская.
Широка тематика стихов Печёнкина: и размышления о превратностях судьбы, и пронзительная любовная лирика, и лирические пейзажи, и высокая гражданская поэзия, и посвящения детям. Александр умеет говорить просто и ясно о сложных вещах, в его стихах всегда чувствуется живая душа автора, которая болит, надеется и верит. Он пишет, как живёт — открыто и просто, не маскируясь под гладенького, прилизанного положительного героя. Он — далеко не ангел, но не боится сказать об этом своим читателям. И это подкупает.

Отец

Жить без отца, как это мне знакомо…
Он умер, мне тогда шёл пятый год.
По малолетству я совсем его его не помню,
Как будто в жизни не было его.
А он ведь жил и любовался звёздами,
Крестьянским бытом жизнь была полна,
Но революция порой осенней позднею
Пришла в деревню, вместе с ней война.
Настал момент — и власть без промедления
С любой избы родимого села
Всё взрослое мужское население
На смертный бой за счастье позвала.
И повела под красными знамёнами
На бой с врагом горячие сердца…
Судьбой военной с конницей Будённого
Носило по степям и моего отца.

 

Искры памяти

Чёрный танк стоял у хаты
Весь в пыли и весь в земле,
Наверху его солдаты
Резали к обеду хлеб.
Белый хлеб — не деревенский,
Я такого не видал.
Дядя хлеба нам отрезал,
Маслом смазал и подал.
Мне, малому, то и надо,
Что чужой он, не беда —
На душе былая радость
Сохранилась навсегда.

 

пр

 

Николай Николаевич Тимченко

 

SL377565

 

        Родился 28 сентября 1950 г. в д. Мульга Курагинского района Красноярского края. Образование высшее (КГПИ), учитель физики, работал по профессии до 2000 г., пенсионер, житель Кежемского района с 1971 г. Ранее жил и трудился в с. Кежма, в настоящее время проживает в п. Имбинский.
В апреле 2013 года принимал участие во II Межрегиональном литературном фестивале «Книга. Ум. Будущее» (КУБ), проходившем в г. Красноярске. В рамках фестиваля проводился конкурс на соискание премии Игнатия Рождественского. Компетентное жюри, в состав которого входили члены Союза писателей России и регионального Союза писателей, высоко оценило творчество нашего земляка, он был признан победителем в номинации «Я себя не мыслю без Сибири».

Исчезла Кежма

Село, ушедшее под воду,
Души тревожит глубину.
Оно могло стоять не годы,
А сотню лет, и не одну.
Могли детишки в нём рождаться
И любоваться красотой.
Но скорбно вынужден признаться,
Нет красоты в помине той.
Как прежде, разум правды ищет.
Исчезла Кежма с наших глаз.
Но вряд ли кто-нибудь услышит
Души тревожной скорбный глас.

 

С любовью о мамах

 

О мамах я готов сказать сегодня.
Не мудрено. Сегодня праздник их.
Скажите вы себе, иль всенародно,
Когда б ещё мы вспомнили о них.
А часто ль маму вспоминают дети,
Едва успев покинуть отчий дом?
Бывает, помня всё на этом свете,
Мы забываем только об одном.
О том, как были нам необходимы
Тепло и ласка губ её и рук,
Что лишь она любимей всех любимых,
Всех самых верных, преданных подруг.
Идут года, стареют мамы наши,
Но, как всегда, о нас все думы их.
Так пусть с годами будут мамы краше,
А для детей – роднее всех родных.

 

пр

Яндекс.Метрика